Пластический хирург Института красоты ГАЛАКТИКА Любовь Николаевна Сафонова рассказала о современных технологиях и об актуальных тенденциях эстетической ринопластики в в сентябрьском номере онлайн версии журнала «Собака RU».

 

Сафонова Любовь Николаевна

Эстетический пластический хирург Института красоты ГАЛАКТИКА

Сегодня ринопластика входит в тройку самых популярных пластических операций. Значит ли это, что современные технологии позволяют провести ее довольно легко?

Любые хирургические воздействия требуют серьезного взвешивания, но не потому что это опасно, а потому что эти изменения ведут за собой глобальные изменения в жизни. В это можно верить, можно не верить, но я вижу по моим пациентам, что это происходит. Так работает психосоматика, как сейчас любят говорить. Что касается легкости: если операция выполнена аккуратно и травма нанесена прицельно, организм очень хорошо на нее реагирует, и ткани заживают быстро. Через десять дней мы уже получаем результат. Безусловно, он будет еще дозревать, но самочувствие и внешний вид к этому моменту будут вполне приличные.

Что такое продвинутая эстетическая ринопластика? Какими нововведениями она отличается от тех операций, которые практиковали в конце XX века?

Принципиальная разница заключается в том, что раньше у ринопластики были очень ограниченные возможности: чтобы изменить форму носа, просто удаляли какие-то его части. При этом получали довольно стандартный результат: могли сузить кончик или его ширину, уменьшить горбинку. И все — на этом возможности ограничивались. С появлением открытых операций расширился спектр манипуляций и возможности получения различных результатов. То есть появилась методика, которая позволяет добиться индивидуальности, а не штамповать всем одинаковые носы. Но есть одно “но”: чем больше инструментов, тем легче можно ошибиться. С продвинутой ринопластикой увеличилось и количество неудачно подобранных методик. Но я уверена, что все, что делается при открытой ринопластике, через закрытый доступ тоже можно выполнить. Правда, это требует больших мануальных навыков, а следовательно — опыта. Но в хирургии отговорки не принимаются: занимаясь ею, нужно уметь работать руками.

Какой из методов практикуете лично вы?

В моей практике соединились две вещи, которые на сегодняшний день противопоставляются: закрытый доступ и принципы сохраняющей ринопластики. Такое сочетание сокращает сроки реабилитации до 10 дней и уменьшает травматические последствия операции. Когда я начинала, говорили, что подобное невозможно, но это оказалось не так. Все возможно, просто нужно достичь определенных навыков.

Вы прошли огромное количество курсов повышения квалификации, в том числе у известных европейских хирургов. Кто-то из них оказал на вас влияние?

Наибольшее влияние на то, что я делаю оказало три доктора: Вольфганг Губиш из Штутгарта, Дин Ториуми из Чикаго и Меник из Аризоны. Благодаря им я поняла, какие из моих идей действительно работают, и мне для этого не пришлось идти на рискованные эксперименты, недопустимые с точки зрения профессиональной этики.

Могли бы вы поделиться своими профессиональными принципами?

Принцип один: после того, как мы покинули организм, там все должно остаться так же, как было «до». Мы меняем форму, но ничего не меняем в принципиальном устройстве. Если в носу есть какой-то хрящ, если его Бог создал, то он как орган должен остаться. Мы можем только скорректировать его форму. Ведь если в машине есть колесо – мы его можем заменить, но не убрать.

А какими правилами вы руководствуетесь при подборе подходящей формы носа?

Для построения человеческого лица есть определенные правила, которые изложены в учебниках по академическому рисунку. Раньше специально для их изучения я ездила в Вену на курсы по анатомическому моделированию, а сейчас такие занятия проходят в Академии Штиглица, где скульпторы рассказывают, как правильно вылепить лицо из глины. Эти знания о пропорциях, углах и длине можно применять в хирургической практике, они очень важны. Классическое правило золотого сечения работает! 1.62 – это мое любимое число.

Существует ли сегодня мода в ринопластике?

Общей моды нет, но мы замечаем особенности в предпочтениях разных социальных слоев. Если говорить про женщин, то к уменьшению размера носа стремятся, как правило, девушки, не настроенные на самостоятельность. Дамы же, которые хотели бы сами руководить своей жизнью, чаще вносят очень деликатные изменения в свою внешность, просто немного ретушируют ее. Мне кажется, это связано со степенью принятия себя: чем более самодостаточен человек, тем более он уважает себя как создание Божье и не пытается что-то радикально переделать, а разве что украсить себя.

Какие пропорции считаются идеальными?

Идеальный нос, как правило, не обращает на себя внимание. Бывает, вырежи нос с фотографии – он очень красивый, а если приложить к другому типу лица, то смотрится, как седло на корове. Важно, чтобы он подходил конкретному человеку и чтобы этот человек себя с ним узнавал. Обязательно нужно принимать во внимание этнические черты: их можно сгладить, но не стоит радикально устранять. Мы должны оставлять естественный нюанс, чтобы человек после операции не потерял самоидентификацию. Моя единственная цель – приблизить внешность пациента к его самоощущению, помочь стать собой, а значит, стать счастливым.

 

Собака.RU Сентябрь 2021