Пластический хирург Института красоты ГАЛАКТИКА Сиверина Евгения Алексеевна о пластической хирургии в мартовском номере журнала Flight.

 

"Самое важное в красоте — это пропорции и индивидуальность. Большинство думает о пластике, основываясь на вычурных работах. Но хирургия может быть естественной и красивой,  я развенчиваю эти и другие мифы".

 

 

 

Евгения Алексеевна, пластическая хирургия — прихоть или медицинская необходимость? Когда стоит идти на операцию?
Когда вам что-то не нравится в своей внешности и вы считаете, что, изменив это, почувствуете себя ещё комфортнее. Операцию надо делать исходя из любви к себе. Могут быть и медицинские показания, но чаще ко мне приходят пациенты, которые просто хотят что-то изменить в своей внешности. Это не прихоть. Еще в 1990-х годах экономист Дэниел Хамермеш обнаружил, что красивые люди могут зарабатывать на 10-12 % больше, чем их менее привлекательные коллеги. Эта тенденция прослеживается в разных отраслях: от футбола до экономики. Самые правильные инвестиции — это инвестиции в себя. Еще я искренне считаю, что послеродовое восстановление фигуры должно быть в программе обязательного медицинского страхования.

 

Почему люди идут к вам?

Честность, эстетика и безопасность. Любую операцию я начинаю со знакомства и личной консультации. Для меня важно понять, каких внешних и внутренних преображений ожидает человек, и честно сказать, даст ли операция желаемый эффект. Несмотря на популяризацию пластической медицины, это по-прежнему хирургия, которая требует взвешенных решений и твердой профессиональной руки.

 

Приходилось ли вам отказывать в операции?

Конечно. По медицинским показаниям: обострение хронических заболеваний, острые инфекционные заболевания. Бывает, что нет показаний к операции — женщина с хорошей грудью хочет сделать маммопластику. Бывает, у пациента изначально завышенные ожидания: «Сделаю ринопластику, и муж станет любить меня больше», — в таких случаях мы тоже отказываем в операции.

 

Часто звезд упрекают в том, что все они «стали на одно лицо». В чем причина: в непрофессионализме хирургов или в неправильно поставленной заказчиком задаче?

Думаю, в том, что мы видим не лучшие примеры работ. Ведь хорошую пластику не видно, она выглядит естественно, и у окружающих даже мысли нет, что здесь трудился хирург.

 

 Пластическая хирургия — это в первую очередь медицина? Не опасны ли такие манипуляции с организмом?

В нашей клинике одно из самых полных предоперационных обследований, пациент попадает на операцию, только если нет никаких противопоказаний. К сожалению, встречаются клиники, работающие без нормальной лицензии, где выполняют сомнительные манипуляции под местной анестезией. Поэтому нужно очень внимательно проверять репутацию клиники.

 

Сейчас есть тренд на естественную красоту. Не опасаетесь, что профессия пластического хирурга утратит актуальность?

Про бодипозитив у меня двойственное мнение. Если говорить о движении, основанном на уважительном отношении к своей и чужой внешности, в том числе измененной из-за болезни или врожденной патологии, — то я однозначно за. Но против, когда этим термином бравируют потому, что не хотят ухаживать за собой. Например, лишний вес — это вопрос здоровья, а не эстетики. Поэтому не думаю, что мы останемся без дела. Ко мне приходят пациенты, которые говорят: «Я люблю и принимаю себя, но почему бы не сделать мой нос немного поменьше?»

 

По материалам мартовского номера журнала Flight #3 (50) 2021 г.